вторник, 27 мая 2014 г.

Хочется писать, рвя уставы, ломая запреты ханжей, чтобы слог, как вихрь,а буквы слагались в иконы. По факту о повседневности, а еще и с ошибками, с рваными мыслями в охапку. Полюбился теперь и Харуки,попались правильные книги,раньше для меня до Рю он не дотягивал ,цинично ,запрещаю себе ценить и вешать ярлыки ,но что-то ближе к душе и хочется переписывать,даже при плохом освещение, а что-то не лезет и в пустой карман.
В предвкушение новой, для меня книги, истории главного героя, такого моего,с его разговорами и едой,какой-то случайной, судьбоносной встречей.Просто выпадаешь из реальности от их разговоров, порой завидуешь,как просто вести диалог. Когда ничего не должен, а просто легко.Такие тонкокожие героини, как ускользающая реальность.Легкие,но глубокие,не придуманные, не наигранные. Утекают сквозь пальцы, хочется держать и понимать,понимать.Настолько легки на поверхности ,на сколько и глубоко внутри.Равняться и соответствовать не предоставляется и возможным.Мечтала бы удивить, автора в жизни. Поблагодарить.


Пикник-весна

А был я в школе герой, я учился на пять
Я знакомые буквы любил повторять.
Я разгадывал книги, как шифр, я пытался узнать,
что такое весна, весна.

И лишь однажды пытался я школу поджечь.
Да учитель узнал, спички выбросил в печь!
Мне хотелось огня и тепла, я не мог больше ждать,
Когда будет весна, весна.

Вот уж стало темнеть, дал учитель звонок.
Я из школы скорей убегал со всех ног.
Он - вдогонку за мной, чтобы я не узнал,
когда будет весна, весна.

В тёмной луже портфель, а под глазом - синяк.
Ах учитель - хитрец, он провёл и меня.
Я тетрадь изорвал, можешь ставить мне "кол",
Только знай:от меня не уйдешь далеко

воскресенье, 11 мая 2014 г.

Мир без любви все равно что ветер за окном.Ни потрогать его нивздохнуть. И сколько ни спи с кем попало или за деньги это все ненастоящее.По-настоящему тебя всеравно никто не обнимет.

воскресенье, 4 мая 2014 г.

Полковник Васин приехал на фронт
Со своей молодой женой.
Полковник Васин собрал свой полк
И сказал им:" Пойдем домой.
Мы ведем войну уже семьдесят лет.
Мы считали, что жизнь это бой,
Но по новым данным разведки
Мы воевали сами с собой".

"Я видел генералов -
Они пьют и едят нашу смерть.
Их дети сходят с ума то того,
Что им нечего больше хотеть.
А земля лежит в ржавчине.
Церкви смешались с золой
И если мы хотим, чтобы было куда вернуться -
То время вернуться домой".

Этот поезд в огне и нам не на что больше жать.
Этот поезд в огне и нам некуда больше бежать.
Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе.
Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе.

А кругом горят факелы
Идет сбор всех погибших частей.
И люди, стрелявшие в наших отцов
Строят планы на наших детей.
Нас рожали под звуки маршей,
Нас пугали тюрьмой.
Но хватит ползать на брюхе
Мы уже возвратились домой.

Маяковский Лиличка

Маяковский Лиличка

Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.